Меню

Вот созрели груши у катюши

Созрели груши

Созрели груши возле дома тети Милы,
А рядом сборы у спортсменов проходили,
Под Одессой на гребном канале летом,
Где гребцы тренировались, как атлеты.
Итак, однажды, темной ночью все ребята
Забрались в сад ее голодною бригадой,
Еще не зная, что готовит им сюрприз,
Скользящий с моря по заливу легкий бриз.

Они в кульки срывали груши без разбора
И растворились вскоре дружно за забором,
Только два юнца остались под навесом,
До крыльца они пробрались с интересом.
А в это время воду в тазик тетя Мила,
Чтобы помыться от души себе налила,
И догадаться не могла тогда она,
Что два «разбойника» дежурят у окна.

А те смотрели, от волненья задыхаясь,
Как тетя Мила над собою издевалась,
Подбривая аккуратно, безусловно,
Черный шелк, что потрясает с полуслова.
И вот, не выдержав такой жестокой пытки,
Они три раза позвонили от калитки,
Контроль теряя совершенно над собой,
Готовясь к штурму цитадели золотой.

Воображенье рисовало им картины
О том, что их позвали днем на именины.
И нескромно развлекаясь на закате,
С именинницы они сорвали платье.
Открыла дверь во двор не сразу тетя Мила,
Но, тем не менее, их все же пригласила,
Друзей случайных угощая за столом
Горячим чаем и домашним пирогом.

Глаза светились их от жгучего мечтанья,
Уста сковала страсть неясного признанья,
Но травили они все же анекдоты,
Про обманутых мужей и их заботы.
Потом они потанцевать пошли в беседку,
Свеча горела там, как лев метаясь в клетке,
Играла музыка на даче под Луной,
И аромат роняли розы в час ночной.

Тогда сыграть они решили в карты,
На исполнение желания в азарте.
Но желания пока такие были,
Целоваться вместе сладостно на вилле.
Вдруг, опьяняя мир, вино любви пролилось,
И лишь Медведица всю ночь на них косилась,
Бросая взгляды, удивленные с небес,
На то, как сильно их попутал видно бес.

Была действительно причина удивляться!
Как можно было так втроем им заиграться,
Чтоб в один клубок запутаться, как змеи,
От объятий и от ласк своих хмелея.
А утром мальчиков обратно тетя Мила,
Усердно грушами снабдив их, проводила.
Решили снова вместе встретиться они,
Когда зажгутся в небе синие огни.

Так протикали летом сборы у спортсменов,
И через месяц все они, как джентльмены,
Не хотели расставаться с тетей Милой
Перед первенством по гребле в Измаиле.
Впервые проиграла сборная Одессы,
И кривотолки разгулялись в местной прессе,
О том, что якобы объелись груш гребцы,
Но всё исправят быстро тренер и отцы.

Источник

Расцветали яблони и груши

Наверное,в се знают песню «Катюша», написанную стихи Исаковского. Знают и то, что написана она была еще до войны.

Но малоизвестно, что если бы не Матвей Исаакович Блантер, песни могло бы не быть. И не потому, что он — написавший к ней музыку композитор.

По воспоминаниям Исаковского, он без усилий написал первые восемь строк стихотворения, а потом работа застопорилась: поэт просто не знал, что делать с Катюшей, которую он заставил выйти на берег крутой и запеть. Поэтому стихи отправились в «долгий ящик», где и пролежали до встречи с Блантером. Тот поинтересовался у Исаковского, нет ли у того стихов, на которые можно написать музыку. Узнав о Катюше, попросил переписать эти самые восемь строк и уехал.

А поэт снова забыл о «Катюше». До лета, до новой встречи в Блантером, который заявил, что эти стихи очень хорошо лягут на музыку и попросил дописать их как можно скорее.

Думаете, Исаковский тут же засел за работу? Как бы ни так. Дотянул до августа, после чего уехал в Ялту.

Но он недооценил Блантера! Тот тоже оказался на курорте и просто заявил, что в Москве организован Государственный джаз-оркестр под руководством Кнушевицкого. Мало того, очень скоро первый концерт ансамбля, и «Катюша» включена в репертуар!

В общем, «вот те кукла, вот те краски» (с). Исковскому пришлось срочно приниматься за работу, причем в непривычных для себя условиях (он мог работать только дома, в своем кабинете). А Балнтер не отставал!

Из Ялты композитор уехал с текстом песни, и она впервые прозвучала на концерте джаз-оркестра. Время было тревожное: Испания, озеро Хасан, волнения на западных границах. А общем, «Катюша» родилась вовремя и заслужила массовую любовь.

И не только в Советском Союзе! Не прошло и года, как она перешагнула границы и начала захватывать мир!

Появились и переделки, особенно в военные годы. Добавлялись куплеты, Катюша становилась медсестрой, партизанкой, подстраивалась под местные реалии.

Отцвели вы, яблони и груши,

Только дым клубится над рекой.

В лес ушла красавица Катюша

Партизанской тайною тропой.

Завязался рано на рассвете

Жаркий бой, где яблони цвели.

Билась с ярым недругом Катюша

За клочок своей родной земли.

Осыпались яблони и груши,

Зашумели ветры над рекой.

Проходила берегом Катюша

В сапогах, в пилотке боевой.

Проходила по лесам и селам

Партизанской узкою тропой.

С той же самой песенкой веселой,

Что когда-то пела над рекой.

И не раз фашистов сокрушала,

Защищая родину свою.

С автоматом девушка простая,

О которой в песенке поют.

Весь блиндаж снарядами разрушен,

Вдоль реки метелица свинца,

И выходит на берег Катюша,

Слышит стон советского бойца.

Вот вперёд летит она, как птица,

Вот ползёт по краешку леска.

Вражьей пули Катя не боится,

Не боится вражьего штыка.

Песню не просто переделывали. Бойцы писали «Катюше» поэтические ответы:

Не забыл тебя я, дорогая,

Как ты пела мне на берегу,

На границе солнечного края

Я родную землю стерегу.

Не забудь и ты, моя Катюша,

Про того, кто часто письма шлет,

Про того, кто лес умеет слушать,

Про того, кто счастье бережет.

Буду метко бить я по врагам.

Наши нивы, яблони и груши

На позор фашистам не отдам.

Поэт Илья Сельвинский, который участвовал в боях на Керченском полуострове, рассказал, что однажды вечером, в часы затишья, солдаты услышали из немецкого окопа «Катюшу». Её прокрутили один раз, поставили еще, и еще. Бойцов это разозлило: мол, как смеют подлые фашисты играть нашу «Катюшу»? Не дело! Нужно отобрать!

Дело закончилось тем, что что группа красноармейцев кинулась в атаку на немецкий окоп, завязалась короткая схватка. Немцы опомниться не успели, а пластинка вместе и патефоном уже была доставлена к своим.

Когда Исаковский в 1957 году побывал в Италии, ему сообщили, что 80% населения знает и любит «Катюшу».

Читайте также:  Почему груша перестала плодоносить

. Существует такая легенда: группа советских бойцов бежала из фа­шистского плена. Темной ночью постучались они в окно домика одной итальянской деревушки.

— Кто это? — спросили по-итальянски хозяева.

Тогда бойцы запели «Катюшу».

— О, входите, входите,— сказали хозяева и этой же ночью проводили советских солдат к итальянским партизанам.

Любопытен и такой факт: советские воины, сражавшиеся в партизан­ских отрядах Италии, в дни Победы, когда их пожелал увидеть папа рим­ский, вошли в Ватикан с пением «Катюши».

Но у «романа» Исаковского с «Катюшей» было продолжение .

Источник

«Катюша» — гимн русской души

О том, как создавались знаменитые фронтовые песни — в специальном проекте «Вестей FM».

«Катюша» — самая известная русская песня во всем мире. В годы Второй мировой её пели на своих языках партизаны Италии, Греции, Франции. Есть «Катюша» на иврите и китайском. На ломаном русском её поют девочки на танке из японского аниме. Ну а наша, родная «Катюша» — личная песня всех обладательниц этого имени и первая песня про войну для многих из нас.

«Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег на крутой».

Мало кто помнит сейчас Валентину Батищеву, но именно эта джазовая певица первой исполнила «Катюшу». Это было 27 ноября 1938 года. До войны еще больше двух лет, но её предчувствовали — так объяснял потом автор слов Михаил Исаковский. К тому же у Советского Союза уже начался вооруженный конфликт с Японией и ещё не закончилась военная помощь «дружественной» Испании. Отсюда и сюжет — один из самых древних в мировой культуре: жених — на войне, невеста поёт о разлуке. Но вопреки всем канонам, мотив не минорный, а лёгкий, боевой. «НА берег, на бЕрег! Прямо весёлая народная припевка!» — воскликнул композитор Матвей Блантер, прочитав первые 8 строк. Только вот беда: больше строк не было. Исаковский Катюшу к реке привёл, про сизого орла она запела, а что дальше — поэт не знал и забросил стихотворение на много месяцев. Блантер буквально заставил его сесть за перо, когда музыка была уже написана, а песня включена в программу первого концерта Государственного джаз-оркестра. Что получилось — мы знаем наизусть.

«Ой ты песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет».

Исаковский и Блантер создадут потом «Враги сожгли родную хату», «В лесу прифронтовом», другие шлягеры, но ни один не превзойдет по популярности их первое детище — «Катюшу». С началом войны этот, по сути, фокстрот стал Великой Отечественной песней. Слова о долге перед Родиной и друг перед другом дышали такой уверенностью, что от них заряжались по обе стороны фронта. Поэт Илья Сельвинский, воевавший за Керчь, рассказывал, как однажды в часы затишья наши бойцы услышали «Катюшу» из немецкого окопа — раз, другой, третий. Разозлились, кинулись в атаку, и не успели немцы опомниться, как патефон с пластинкой уже был на русской стороне.

«Катюша», как известно, не только пела, но и стреляла, да ещё как! С 8 километров поражала танки и укрепления на площади нескольких гектаров. Речь, конечно, о непревзойдённой БМ-13, боевой машине реактивной артиллерии, мощной и юркой помощнице солдат. Есть уйма версий, кто именно дал ей ласковое имя. Ясно одно: она обязана этому человеку, иначе зваться бы ей Раисой Сергеевной — так поначалу расшифровывали бойцы аббревиатуру РС — «реактивный снаряд». По аналогии с «Катюшей» другие установки назывались «Ванюшами» и «Андрюшами», но это творчество успеха не имело. А между тем миномёт и песня все больше делились друг с другом своей славой.

«Разлетались головы и туши,
Дрожь колотит немцев за рекой —
Это наша русская «Катюша»
Немчуре поет за упокой»

«Катюша» — рекордсмен по числу сочиненных народом вариаций. Фольклористы насчитали их около 100. Кто-то рассказывал в песне о подвигах реальных Катюш — партизанок и медсестёр, ну а кто-то — о победах одноимённого орудия. В 1943 году командиры гвардейских миномётных частей попросили Михаила Исаковского сочинить официальную песню про железную «Катюшу», что и было быстро исполнено, только уже на другую музыку.

«У красавицы «Катюши»
Эх, все выходит в аккурат!
«Словно рыбу немцев глушит» —
Про «Катюшу», скажем, говорят».

Новая «Песня про Катюшу», нарочито народная, тоже стала известной, но ей было далеко до своей предшественницы, которую пели и поют, в том числе целыми стадионами, как настоящий гимн русской души.

Текст читает Петр Гланц. Автор текста — Екатерина Некрасова.

Катюша

Музыка: М.Блантера Слова: М.Исаковский

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег на крутой.

Выходила, песню заводила
Про степного, сизого орла,
Про того, которого любила,
Про того, чьи письма берегла.

Ой ты, песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед.
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет.

Пусть он вспомнит девушку простую,
Пусть услышит, как она поет,
Пусть он землю бережет родную,
А любовь Катюша сбережет.

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег на крутой.

Фронтовая Катюша

Музыка: М. Блантер Слова: народные

Разлетались головы и туши,
Дрожь колотит немца за рекой.
Это наша русская «Катюша»
Немчуре поет за упокой.

Расскажи, как песню заводила,
Расскажи про «катины» дела,
Про того, которого лупила,
Про того, чьи кости разнесла.

Все мы любим душеньку «Катюшу»,
Все мы любим, как она поет,
Из врага выматывает душу,
А друзьям отвагу придает.

Песня про Катюшу

Музыка: В. Захаров Слова: М. Исаковский

И на море, и на суше,
И по дорогам фронтовым
Ходит русская «Катюша»,
Ходит шагом боевым. (2 раза)

Немцам Главный штаб прикажет
Эх, чтобы шли они вперед;
Эх, так «Катюша» слово скажет —
Как метлою, скажем, подметет. (2 раза)

Налетит «Катюша» вихрем —
Эх, чем ее остановить!
Эх, ты задумал, Гитлер, «Тигров»
На «Катюшу», скажем, натравить. (2 раза)
Но такие им гостинцы
Эх, приготовила она,
Что осталась от зверинца
Только, скажем, «химия» одна! (2 раза)
У красавицы «Катюши»
Эх, все выходит в аккурат!
«Словно рыбу немцев глушит» —
про «Катюшу», скажем, говорят. (2 раза)
Говорят, и после смерти
Эх, слышат немцы грозный шквал,
Эх, и что даже на том свете
Лезут, скажем, прятаться в подвал! (2 раза)

Читайте также:  Чем защитить грушу от вредителей

Источник

Кто и когда изменил оригинальный текст знаменитой «Катюши»?

Почитал очередной пост на «Пикабу» [ссылка 1] и тут же заметил странность: в тексте из поста и на аудиозаписи одного из первых исполнений было расхождение. Ну, мало ли кто что написал в интернете. Стал искать более или менее официальный текст песни, зародившейся в 1938 г. Не нашёл!

Оказывается, «Полный текст песни защищён российскими законами в области авторского права. Допустимо использование лишь отдельных цитат и фрагментов» (Википедия) [ссылка 2] !!

В чём разница?
Вот кочующий по многим сайтам текст (заглавными буквами я выделил ударения):

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила нА берЕг Катюша,
На высОкий бЕрег на крутОй.

Выходила, песню заводила
Про степного сизого орла,
Про того, которого любила,
Про того, чьи письма берегла.

А вот, что поёт первая исполнительница Валентина Батищева в 1939 г.:

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила нА берЕг Катюша,
На высОкий нА берег крутОй.

Казалось бы, мелочь. Но в отношении «Катюши» именно эта мелочь важна, потому что:
>Композитор Матвей Блантер как-то спросил у Исаковского, нет ли у него стихов, на которые можно написать музыку. «Я вспомнил начатую «Катюшу», – продолжал Исаковский, – и ответил : – Знаете, стихи есть, и, по-видимому, их можно положить на музыку, но вся беда заключается в том, что они не закончены: я написал лишь восемь начальных строк.
– А вы можете сейчас переписать эти восемь строк для меня?
– Конечно же, могу, – согласился я.
И тут же, сев за какой-то столик, написал: [см выше, якобы].
Исаковский, по его собственному признанию, вскоре забыл об этом разговоре, не веря, что из незаконченных стихов может что-то получиться. Композитора необычайно увлекли певучие строки Исаковского. «»Катюша» без остатка заняла моё воображение, – рассказывал М. И. Блантер. – Вслушиваясь в слова Исаковского, я заметил, что в стихотворении его очень звонкая интонация. И, в частности, вот это: бéрег, нá берег! Какая причудливая игра ударений!». Множество вариантов сочинил композитор, пока наконец не родилась замечательная мелодия «Катюши». Но песни всё ещё не было, так как стихотворение по-прежнему оставалось незаконченным. Так продолжалось до лета того же года, пока авторы не встретились вновь, и Исаковский передал Блантеру несколько вариантов окончания песни. Текст взят из книги С. Е. Михеенков Лидия Русланова. Душа-певица. 2014 г. [ссылка 7].

То есть именно звонкое «наберег», произносимое в одно слово, и было главной зажигательной фишкой песни! Когда же произошла зеркальная перестановка слов, явно ухудшившая композицию?

Валентина Батищева и (якобы) Лидия Русланова исполняют «на высокий наберег крутой».

Исполняет: Гос. джаз-орк. СССР под управлением В. Н. Кнушевицкого Соло: Валентина Батищева, П. Михайлов, В. Тютюнник. Запись 1939 г. Ленинград Матричный № 611. Кстати, на 0:20 в видео вмонтировано изображение нот уже с новым вариантом текста, противоречащим звуку [ссылка 8].

Исполняет: якобы Лидия Русланова, но, похоже, всё та же Валентина Батищева. В любом случае, запись явно старая [ссылка 9].

Кочующий по рунету текст с «на высокий берег на крутой» якобы взят из посмертной книги М. В. Исаковский. Стихотворения. М.: Советская Россия, 1976 [ссылка 3].

Книгу пока найти не удалось. Но, действительно, есть ещё такая картинка явно советского времени:

[ссылка 1].

С этим текстом фактически все современные исполнения «Катюши», например:

Самый известный в мире баритон Дмитрий Хворостовский на большом праздничном концерте в 2015 г. [ссылка 10].

Студентка Одесской юридической академии Виктория Шмакова в 2010 г. [ссылка 11].

Певица Марина Девятова на юбилейном концерте, посвящённом 225-летию Черноморского флота, в 2008 г. в городе-герое Севастополе. Причём, здесь звучит так редко встречающийся последний куплет Исаковского, но вот первый — в том же искажённом виде. [ссылка 12].

Японцы с бубном, волынкой и роялем поют на русском языке [ссылка 13].

Но! У нас же есть официальные певцы Министерства обороны: Академический дважды Краснознамённый, ордена Красной Звезды ансамбль песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова. Что они поют?
На записи концерта в Польше 2009 г. (или ранее) слова трудно разобрать из-за аплодисментов. Кажется, там поют новый вариант «на высокий берег на крутой»
[ссылка 14].

К 23 февраля 2010 г. Марина Девятова, Катя Рябова, и, похоже, этот же Ансамбль имени Александрова на государственном телеканале «Россия 1» поют новый вариант [ссылка 15].

В 2012 г. Валерия Курнушкина и хор имени Александрова также поют новый вариант [ссылка 16].

А вот на творческом вечере Матвея Исааковича Блантера в 1978 г., где можно увидеть и его самого, тот же Ансамбль песни и пляски Советской армии, под руководством лично Б. А. Александрова, явно поёт именно ПЕРВИЧНЫЙ вариант: «на высокий наберег крутой»!! [ссылка 17].

Эдуард Хиль также пел первичный «наберег» [ссылка 18].

Но есть ещё одна запись, явно старая, на которой неизвестный мне пока певец поёт более новый вариант [ссылка 19].

Было бы очень интересно окончательно разобраться, кем, когда и почему запущен в массовый оборот именно вторичный ухудшенный вариант этой гениальной песни. Надо бы проверить прижизненные издания стихов Исаковского.

Источник

Расцветали яблони и груши .

КАТЮША

Музыка М.Блантера
Слова М.Исаковского

С самого детства я считала, что мне очень повезло с именем. Ведь Катя, Катюша звучит одновременно и ласково, и героически. Недаром же и знаменитые реактивные установки, которых во время войны немцы боялись пуще смерти, — катюши! Да, название это народное, а не официальное, но кто, кроме специалистов, знает официальное? А катюши, наше чудо-оружие, прогремели на весь мир!

«Да вот и песня, такая замечательная, не про Ир там всяких или Лен, а про меня. Не просто же так, не случайно!» — думала я, искренне полагая, что песня именно «про меня». Ну и ладно, что «степного сизого орла», от которого я бы ждала писем, у меня лет в пять ещё не было. Зато уже тогда было хорошо понятно, что любовь надо беречь, родину защищать и всегда оставаться верным и честным. Видимо, почувствовать это может даже совсем маленький ребенок. И нужно-то для этого совсем немногое: чтобы песни он с раннего детства слышал родные, хорошие, наполненные любовью и глубоким смыслом.

Только позже я поняла, что замечательными особенностями моё имя обязано во многом именно песне Михаила Исаковского и Матвея Блантера, которая и сделала Катюшу символом русской верности и победы во всём мире. А о том, что это действительно так, что песню по-прежнему знают, помнят и любят (и не только в России), свидетельствует как собственный опыт, так и комментарии на том же музыкальном сайте www.sovmusic.ru, где можно послушать и скачать советские песни.

Читайте также:  Когда сажать грушу чижевскую и лада

«Во Вьетнаме её до сих пор поют. И не только на мероприятиях, а просто под гитару». «В Китае эту песню очень любят и поют с чувством благодарности советским солдатам (на китайском языке)». «И в Корее знают «Катюшу». Причём в Южной. Сел там в такси. Когда водитель узнал, что я из России, запел «Катюшу». На русском. Не понимая ни слова».

А вот отзывы на английском: «Эта песня у нас — символ советской культуры. В нашей стране, Сирии, эта песня очень популярна. Популярнее, чем Интернационал. Марксист».

Что ж, ничего удивительного. Общаясь с иностранцами, я не раз обращала внимание: как узнают, что я Екатерина, то есть Катюша, так и отношение сразу меняется. В лучшую сторону. Мол, раз Катюша, значит — настоящая русская, значит не подведёт, недаром же и песня такая. Это, конечно, у тех иностранцев, кто любит и уважает Россию.

Но как же так? Китайцы, вьетнамцы, корейцы, сирийцы и англичане любят нашу «Катюшу». А мы сами? Неужели вспоминаем о песне лишь по большим советским праздникам, которые в современной России стараются всё больше и больше задвинуть на второй план? Неужели только для пенсионеров и ветеранов или для меломанов-собирателей «Катюша» ещё важна и нужна?

К счастью, это не так. По крайней мере пока. «Мою любимую Катюшей звать! Эта песня о моей Катюше! Павел Глобальный», — пишет один из комментаторов. И хочется верить, что дело тут не только в имени, что любимая его такая же замечательная девушка, как и героиня песни. А сам Павел не хуже паренька из далекого 1938 года, когда «Катюша» была написана, понимает, что такую любовь, как Катюшина, может заслужить лишь тот, кто так же умеет беречь родную землю.

А вот ещё один комментарий человека встревоженного, недоумевающего, но явно искренне дорожащего и песней, и нашей советской историей: «Смотрел программу по каналу «Культура» про Олега Лундстре-ма. Сказано было примерно так: «В той стране(СССР), где даже «Катюша» была запрещена после войны. А союзники считали её вторым гимном». Что это — правда или опять ляп? Есть ли мысли или я просто не знаю чего-то?»

Никто из участников форума комментировать эту информацию с «Культуры» не стал. И мне кажется, я знаю почему. Зачем тратить силы и время на заведомую галиматью? То, что это именно галиматья, что никогда не была запрещена знаменитая «Катюша», думаю, в доказательствах не нуждается. Как и то, что нынешние телепропагандисты всячески стараются опорочить СССР — страну, где такие песни создавались, где в том числе и именем легендарной Катюши совершались великие победы.

И всё-таки я попыталась выяснить, откуда растут ноги у этого конкретного ляпа, который, по-моему, вовсе даже никакой и не ляп, а вполне сознательная клевета. Удалось в одной из газет найти относительно давнее интервью Лундстрема, где он говорит буквально следующее: «У меня есть аранжировки песен «Катюша» и «Шаланды, полные кефали», которые тогда исполнять запрещали. Про мою «Катюшу» говорили, что почти советский гимн я одел в американские одежды».

Сложно теперь сказать, запрещали лундстремовскую аранжировку или она просто осталась невостребованной. Действительно, «Катюшу», по праву ставшую символом русской (и притом именно русской советской — это без единого «идеологического термина» в тексте!) песни, вряд ли стоило одевать в нерусские джазовые одежды. Как ни относись к самому джазу. Но ведь даже и эти слова Лундстрема ненавистники нашего советского прошлого переврали и перевернули с ног на голову.

А «Катюшу» невозможно было запретить еще и потому, что песня стала поистине народной. Сам Исаковский отмечал, что во время Великой Отечественной войны появилось более ста продолжений, переделок «Катюши», «ответов» на неё. В этих песнях Катюша не просто любила и ждала, но и сама героически сражалась с врагами.

Как оказалось, дописывают «Катюшу» и сейчас. И тоже чтобы бороться с врагами нынешними, чтобы отстаивать правду: «

У отца был дополнительный куплет к «Катюше», вот и я как-то набросал. Фильм посмотрел «Эшелон». И не досмотрел — не то. и не так. Не умеют и не хотят делать как надо. Какие же это там «рокоссовцы» показаны — сволочи просто, бандиты».

Конечно, люди, которые создавали и пели такие песни, как «Катюша», не могли быть ни сволочами, ни бандитами, ни безмозглыми, с «промытыми пропагандой мозгами» фанатиками. Они были НАСТОЯЩИМИ. И чувства их были НАСТОЯЩИМИ. Очевидно, именно потому некоторые участники Второй мировой с той, вражеской, неправедной стороны, как это ни странно, слушают и любят «Катюшу». Приходилось сталкиваться с такими признаниями. «Мы ведь тоже были людьми, причём совсем молодыми, со своими чувствами, переживаниями, которые искали выражения. А у нас подобных «Катюше» песен просто не было», — говорят эти ныне престарелые немцы. Неудивительно, что не было. Потому что правда была за нами. Потому что наши Катюши, их советские сестры и подруги, какие бы имена они ни носили, и их любимые умели по-настоящему верить, беречь то, что дорого, и сражаться за это.

«У меня сразу без особых усилий написались первые восемь строк, то есть— первая половина «Катюши». Я вряд ли сейчас могу вспомнить, что меня заставило писать именно такие стихи, а не какие-либо другие», — писал Исаковский об истории стихотворения, ставшего песней. Стало быть, вместо Катюши в тексте могло оказаться и другое женское имя. Есть ведь такие варианты, что даже рифма совпадает.

И все же мне не хочется думать, что это всего лишь случайность. К тому же из песни слова не выкинешь, а потому имя моё, я считаю, теперь навсегда особенное. Часто друзья и соратники, знакомые и не слишком знакомые, говорят: «Ну что, бьёшься? Стреляешь по врагам в «Совраске»? Держись давай, не бойся, не отступай! И стреляй точнее!» Я и стараюсь. А как же иначе? Ведь имя обязывает и песня.

Екатерина Польгуева
Советская Россия, №17[12937], 8 февраля 2007 г.

Источник

Adblock
detector