Меню

Вором в законе вячеславом сливой

Биография люберецкого авторитета Вячеслава Шестакова «Слива»

Вторая половина 20 века стала не самой сладкой порой для Советского Союза. Из-за тяжелой жизни в эти года активно набирали обороты преступные группировки. Одну из них в городе Люберцы возглавил Вячеслав Шестаков, известный в криминальных кругах по прозвищу «Слива». Треть своей жизни он провел в местах заключения, сейчас он также продолжат участвовать в криминальных авантюрах.

Начало криминального пути

Вячеслав Николаевич Шестаков родился в 1957 году. Его криминальная карьера началась в городе Люберцы. В молодости он активно отстаивал свою позицию, влезая в драку и разбирательства. В возрасте 17 лет он был впервые осужден за намеренное причинение вреда здоровью человека. Следом, он был еще дважды арестован за участие в драке. В третий раз вышел из тюрьмы он будучи авторитетным бандитом, которому в местах заключения под стражу сокамерники присвоили кличку «Слива».

В начале 90-х годов Шестаков организовывает собственную преступную группировку. Но, ее участниками могли стать далеко не все, а только те парни, которые вызывали доверие у лидера. Сам же «Слива» был очень дерзким и жестоким, именно этих качеств он требовал и от всех членов криминальной банды. Основной деятельностью группировки стало вымогательство. Молодые парни заставляли платить «оброк» торговцев, большинство из них были жителями Азербайджана. А те, кто отказывались платить деньги, сурово наказывались. Не брезговала ОПГ Шестакова и любой другой криминальной работой, которая приносила бы им прибыль. Они активно промышляли заказными убийствами, грабежами, ходили на разборки и разрешали конфликтные споры за деньги.

Снова судимость

Авторитет стремился создать такую команду, в которой у каждого были бы равные полномочия. Но, вскоре такая вседозволенность сыграла с Шестаковым злую шутку. Его подопечные самостоятельно приняли решение об убийстве трех предпринимателей, которые отказывались платить за «крышу». В ходе следствия была доказана причастность «Сливы» к этому преступлению. По решению суда лидер группировки был вновь осужден на 12 лет.

Пребывая четвертый раз под стражей, Шестаков проявлял себя всегда дерзко и уверенно. Он мог нагрубить администрации и регулярно нарушал строгий тюремный режим. Год спустя в 1992 году в тюрьме была организованна сходка авторитетных бандитов, на которой было принято решение короновать «Сливу» в воры в законе. Спустя четыре года заключенному изменили режим с особого на строгий, из-за чего он был переведен в тюрьму, которая располагалась неподалеку от поселка Белый Яр в Томской области.

Здесь Шестаков вел себя уже никак обычный преступник, он заметно выделялся среди них. С обычными людьми он общаться не хотел, в его круг общения входили только именитые воры в законе. Друзья активно спонсировали то место заключения, в котором он находился. Поэтому уже вскоре «Слива» был переведен в отдельную камеру, в которой были созданы все условия для полноценного проживания, в ней была установлена дорогостоящая аппаратура. Но, и в таких условиях «законник» прожил недолго, в 1996 году его перевели на вольное поселение, а еще спустя немного времени, отправили в отпуск в Люберцы. В отпуске преступник затерялся, его удалось отыскать в одной из больниц Москвы спустя 4 месяца. По состоянию здоровья «Сливе» было положено условно-досрочное освобождение, но он решил скрыться от сотрудников правоохранительных органов. Сбежавший вор в законе был найден только через несколько лет и вывезен из Праги в Москву.

Новое преступление

Более 10 лет Шестаков жил за пределами России и никак не давал о себе знать. Но, в 2017 году его фамилия вновь появилась в новостях криминальной хроники. На этот раз «Сливу» обвиняли организации участия в ряде незаконных «спецназовских» операций, проводимых Батыром Бекмурадовым – криминальный бандитом по прозвищу Бек. В настоящий момент Шестаков продолжает фигурировать в этом деле, как соучастник, но наказание ему пока не было вынесено. Вору в законе сейчас 61 год и он находится на свободе.

Источник

Вором в законе вячеславом сливой

&nbsp Слива

Вячеслав Слива обманул иммиграционные власти Канады
За это «вора в законе» хотят выслать из страны
Власти Канады намерены выслать из страны гражданина России Вячеслава Сливу. У себя на родине он известен правоохранительным органам как «вор в законе», лучший друг Вячеслава Иванькова (Япончика) и один из лидеров ассирийской преступной группировки. В свою очередь, канадская полиция считает Сливу самым крупным из российских мафиози в Канаде — он якобы пытался даже взять под свой контроль всех местных русскоязычных бандитов. Однако обвиняют «вора в законе» в том, что при въезде в Канаду он скрыл свое преступное прошлое, не указав в анкете судимости.

52-летний «вор в законе» Вячеслав Слива приехал в Канаду из Москвы в конце 1994 года по гостевой визе. Работникам иммиграционной службы он тогда объяснил, что намерен встретиться с хоккеистом Валерием Каменским. С ним он так и не встретился, а канадская полиция со временем стала проявлять к «гостю» все больший интерес.
Дело в том, что летом 1995 года в США арестовали влиятельнейшего российского «вора в законе» Япончика. Сотрудники ФБР информировали тогда канадских коллег, что Иваньков поддерживал постоянную связь со своим ближайшим другом Сливой, прочно обосновавшимся к тому времени в Норт-Йорке. Кроме того, «ориентировки» на Сливу пришли и из МВД России, и в конце 1995 года канадцы начали собственное негласное расследование преступной деятельности «вора в законе».
Они выяснили, что Россию Слива покинул, чтобы спасти собственную жизнь — якобы его убийство заказали два видных российских «авторитета». Эта версия подтверждалась тем, что вскоре после отъезда Сливы начался отстрел лидеров ассирийской группировки, которую он возглавлял. В 1995 году в самом центре Москвы расстреляли «авторитета» Александра Биджамо (Алик Ассириец). В 1996 году был убит племянник Сливы «вор в законе» Эдуард Хачатуров (Крыса), а несколько позже та же участь постигла второго племянника Сливы — Давида Хачатурова. Последний был фактическим владельцем казино Golden Palace.
Копнув глубже, канадцы выяснили, что в России (точнее, в СССР) Слива неоднократно оказывался за решеткой: в 1961 году он сел на три месяца за кражу часов, в 1963 году — на четыре года за отказ служить в армии. Потом Слива стал работать с Япончиком, которого давно знал (в Москве они жили неподалеку друг от друга), а покровительствовал им известный в то время «вор в законе» Геннадий Корьков (Монгол). В конце 60-х — начале 70-х под его руководством была организована банда (среди ее членов был и Отари Квантришвили), которая стала грабить ювелиров, коллекционеров антиквариата и вымогать деньги у подпольных миллионеров. Признанным лидером в ней вскоре стал протеже Монгола Иваньков, а его излюбленным приемом — «разгон»: под видом милиционеров бандиты описывали и изымали имущество. В конце концов в 1982 году Слива получил 11 лет за разбой. Отсидел он только девять.
В сокрытии этих страниц биографии теперь и обвиняют Сливу. Однако полиция Канады почему-то так и не узнала, что в 1991 году Слива получил свой самый большой срок. Ему дали 12 лет (после «разборки» с кавказцами), но уже в следующем году «вор в законе» оказался на свободе. Как это произошло, никто до сих пор объяснить не может, а авторитет Сливы продолжал расти. Квартирные грабежи и карманные кражи, на которых издавна специализировались «ассирийские», стали отходить на второй план, а на первый вышли контроль над рынком наркотиков в Москве и игорным бизнесом. Кроме того, группировка давала «крышу» ряду коммерческих структур. Известно, например, что Слива получал дань с гостиницы «Космос».
Что и с кем Слива не поделил, осталось неясным, но в конце концов он вынужден был спрятаться в Канаде, введя при этом в заблуждение иммиграционные власти. За это он и был арестован в минувшую пятницу. За это преступление Слива может быть выслан из страны.
Во вторник в иммиграционном суде Торонто начался процесс, куда Сливу привели закованного по рукам и ногам в кандалы. «Дома со мной обращались лучше»,— пожаловался судьям старый вор.

Источник

Вором в законе вячеславом сливой

&nbsp Слива

Российского «вора в законе» выслали из Канады
На родине его встретили милиционеры
Вчера утром один из лидеров ассирийской преступной группировки «вор в законе» 52-летний Вячеслав Слива вернулся в Москву из Канады. Оттуда его выслали за обман иммиграционных властей: Слива не сообщил в анкете о своих судимостях, зато указал имя несуществующей жены. У трапа самолета его поджидали сотрудники ГУОПа. Они препроводили Сливу в свой офис для беседы.

Ассириец Вячеслав Слива родился в Бресте, но вырос в Москве по соседству с «воровской» Марьиной Рощей. С юности он дружил с Вячеславом Иваньковым (Япончиком), покойными братьями Квантришвили и другими известными «авторитетами» криминального мира. Друзья подчинялись уголовникам старшего поколения. Уже в 16 лет Слива впервые сел за мелкую кражу. Затем он еще два раза оказывался за решеткой и всего провел в местах лишения свободы 13 лет.
В московском РУОПе считают, что в криминальном мире Слива стал приобретать вес как участник банды Япончика. В 70-х годах эта бригада специализировалась на «разгонах» подпольных миллионеров (переодетые милиционерами бандиты описывали и конфисковывали их имущество), что у преступников тогда считалось «высшим пилотажем». Одновременно возрастал авторитет Сливы у ассирийцев, и со временем он стал одним из признанных лидеров ассирийской группировки.
Когда-то ассирийцам (их еще называют айсорами) принадлежали все палатки чистильщиков обуви и практически вся мясная торговля на рынках. Кроме того, уголовники из числа айсоров специализировались на карманных и квартирных кражах. С начала 90-х годов ассирийская группировка, по данным правоохранительных органов, взяла под контроль часть рынка наркотиков, игорный бизнес и операции с обналичиванием и отмыванием денег. Захват этих сфер влияния сопровождался «разборками» с конкурентами, и в 1994 году Слива вынужден был уехать в Канаду.
В конце 1995 года канадская полиция по «наводке» ФБР США и МВД РФ начала негласное расследование его деятельности. Тогда же появились данные о том, что два видных российских «авторитета» заказали убийство Сливы. Эта информация подкреплялась прокатившимися по Москве в 1995-1997 годах убийствами ассирийских лидеров. Жертвами разборок стали и два племянника Сливы: «вор в законе» Эдуард Хачатуров (Крыса) и фактический владелец казино Golden Palace Давид Хачатуров.
По словам инспектора канадской полиции Джона Нили, Слива стал «одной из наиболее могущественных русских криминальных фигур, орудующих в Канаде». В канадской полиции считают, что он пытался подчинить себе всех русскоязычных бандитов в этой стране, используя связи с обосновавшимся в США Япончиком. Кроме того, полиция сделала вывод, что уехать из России Сливу заставила не только опасность для жизни, но и необходимость налаживать партнерство с международными преступными сообществами.
В итоге власти Канады решили избавиться от Сливы. Тщательно проверив его въездные документы, полиция обнаружила обман. Во-первых, получая гостевую визу, он заявил, что едет в Канаду для встречи с хоккеистом Валерием Каменским, который, как оказалось, Сливу знать не знал. Во-вторых, как сообщила канадская пресса, при выезде из России он заполнил два прошения на канадскую визу, одно из которых подавалось от имени его жены. Однако недавно канадцы узнали, что Слива не женат, а в прошении стояло имя и данные его родственницы. И самое главное, Слива скрыл свои судимости, не указав их в анкете.
Сам он потом заявил, что составить документы от имени несуществующей жены ему посоветовали знакомые, поскольку это якобы облегчало выезд из России. Что же касается судимостей, то вор утверждал, что одни из них с него сняты, а по другим он амнистирован. «Получается, что я и не судим вовсе»,— заявил Слива. Но эти объяснения канадцев не устроили. 18-го июля Сливу арестовали, и уже через четыре дня, закованный по рукам и ногам в кандалы, он предстал перед иммиграционным судом в Торонто. Суд решил немедленно отправить его домой.
Вчера утром самолет из Монреаля доставил «вора в законе» в Шереметьево-2, где его уже ждали родственники и друзья. Но их опередили сотрудники ГУОПа, которые встретили Сливу прямо у трапа самолета и увезли в свой офис для беседы о его дальнейших планах. Друзей и родственников «вора в законе» на всякий случай задержали на три часа в ОВД аэропорта для выяснения личностей.
Друзья Сливы предполагали такое развитие событий, и за день до возвращения «авторитета» наняли ему адвоката Алексея Завгороднего. Но по случайному совпадению по дороге в аэропорт адвоката задержали сотрудники милиции. «Два часа они то что-то искали в моей машине, то никак не могли разобраться в моих документах,— пожаловался Завгородний корреспонденту ‘Коммерсанта-Daily’.— Потом извинились и отпустили. Но в аэропорт я уже опоздал. А там мне очень долго никто не мог объяснить, кто и куда увез Сливу». В конце концов адвокат отыскал его в офисе ГУОПа, и Сливу отпустили. «Я же еще ничего не успел сделать»,— пожаловался тот адвокату, но признал, что обращались с ним очень вежливо.
МАКСИМ Ъ-СТЕПЕНИН

Читайте также:  Как посушить сливу в аэрогриле

Источник

Биография люберецкого авторитета Вячеслава Шестакова Слива

Вторая половина 20 века стала не самой сладкой порой для Советского Союза. Из-за тяжелой жизни в эти года активно набирали обороты преступные группировки. Одну из них в городе Люберцы возглавил Вячеслав Шестаков, известный в криминальных кругах по прозвищу «Слива». Треть своей жизни он провел в местах заключения, сейчас он также продолжат участвовать в криминальных авантюрах.

Начало криминального пути

Вячеслав Николаевич Шестаков родился в 1957 году. Его криминальная карьера началась в городе Люберцы. В молодости он активно отстаивал свою позицию, влезая в драку и разбирательства. В возрасте 17 лет он был впервые осужден за намеренное причинение вреда здоровью человека. Следом, он был еще дважды арестован за участие в драке. В третий раз вышел из тюрьмы он будучи авторитетным бандитом, которому в местах заключения под стражу сокамерники присвоили кличку «Слива».

В начале 90-х годов Шестаков организовывает собственную преступную группировку. Но, ее участниками могли стать далеко не все, а только те парни, которые вызывали доверие у лидера. Сам же «Слива» был очень дерзким и жестоким, именно этих качеств он требовал и от всех членов криминальной банды. Основной деятельностью группировки стало вымогательство. Молодые парни заставляли платить «оброк» торговцев, большинство из них были жителями Азербайджана. А те, кто отказывались платить деньги, сурово наказывались. Не брезговала ОПГ Шестакова и любой другой криминальной работой, которая приносила бы им прибыль. Они активно промышляли заказными убийствами, грабежами, ходили на разборки и разрешали конфликтные споры за деньги.

Снова судимость

Авторитет стремился создать такую команду, в которой у каждого были бы равные полномочия. Но, вскоре такая вседозволенность сыграла с Шестаковым злую шутку. Его подопечные самостоятельно приняли решение об убийстве трех предпринимателей, которые отказывались платить за «крышу». В ходе следствия была доказана причастность «Сливы» к этому преступлению. По решению суда лидер группировки был вновь осужден на 12 лет.

Пребывая четвертый раз под стражей, Шестаков проявлял себя всегда дерзко и уверенно. Он мог нагрубить администрации и регулярно нарушал строгий тюремный режим. Год спустя в 1992 году в тюрьме была организованна сходка авторитетных бандитов, на которой было принято решение короновать «Сливу» в воры в законе. Спустя четыре года заключенному изменили режим с особого на строгий, из-за чего он был переведен в тюрьму, которая располагалась неподалеку от поселка Белый Яр в Томской области.

Здесь Шестаков вел себя уже никак обычный преступник, он заметно выделялся среди них. С обычными людьми он общаться не хотел, в его круг общения входили только именитые воры в законе. Друзья активно спонсировали то место заключения, в котором он находился. Поэтому уже вскоре «Слива» был переведен в отдельную камеру, в которой были созданы все условия для полноценного проживания, в ней была установлена дорогостоящая аппаратура. Но, и в таких условиях «законник» прожил недолго, в 1996 году его перевели на вольное поселение, а еще спустя немного времени, отправили в отпуск в Люберцы. В отпуске преступник затерялся, его удалось отыскать в одной из больниц Москвы спустя 4 месяца. По состоянию здоровья «Сливе» было положено условно-досрочное освобождение, но он решил скрыться от сотрудников правоохранительных органов. Сбежавший вор в законе был найден только через несколько лет и вывезен из Праги в Москву.

Новое преступление

Более 10 лет Шестаков жил за пределами России и никак не давал о себе знать. Но, в 2017 году его фамилия вновь появилась в новостях криминальной хроники. На этот раз «Сливу» обвиняли организации участия в ряде незаконных «спецназовских» операций, проводимых Батыром Бекмурадовым – криминальный бандитом по прозвищу Бек. В настоящий момент Шестаков продолжает фигурировать в этом деле, как соучастник, но наказание ему пока не было вынесено. Вору в законе сейчас 61 год и он находится на свободе.

Источник

Вором в законе вячеславом сливой

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

«MAFIA POWER PLAY» или «Слива», воры и глинозем…

POWER PLAY — этот хоккейный термин в переводе с английского языка на русский означает «игра в большинстве». Что такое MAFIA , объяснять, думаю, не надо…

Фильм о «русской мафии», взявшей в оборот российских звезд хоккея, игравших и играющих до сих пор в Канаде и США, снимал известный криминальный репортер СВС Линдон Макинтайр. Работа над этим проектом началась в 1998-ом году. Тогда мы и познакомились с режиссером этого фильма Нилом Догерти. В понимании проблемы и самого термина «русская мафия» между мной и Нилом лежала пропасть. Ему российские «гангстеры» представлялись как на подбор высокими русыми спортсменами в длинных черных плащах, гоняющих по вечно заснеженной Москве на BMW, я же знал этих людей совсем в иных образах. Так или иначе, надеюсь, мои рассказы и советы Нилу все же были полезны. В одну из наших встреч Нил упомянул имя человека, интервью с которым было своего рода «гвоздем» всего фильма — капрал Реджинальд Кинг из отдела по борьбе с организованной преступностью из стран Восточной Европы Канадской конной полиции. Именно Ред Кинг месяцами, если не годами, занимался «прослушкой» лидеров российского криминального мира, либо осевших в Канаде, как, например, «вор в законе» Слива, либо звонивших этим лидерам из Москвы, Нью-Йорка, Израиля и других стран. Некоторые записи из архива Кинга вошли в этот фильм. Семь лет назад документальный проект вышел на экране в Северной Америке на канале PBS. Готовился фильм, как мы видим, достаточно долго, настолько долго, что один из главных его героев умер…

Читайте также:  Как правильно посадить сад слив

…Один из самых известных российских воров в законе — 55-летний Вячеслав Слива — скончался в марте 2000-го года в Москве. До самых последних лет жизни Слива оставался в курсе всех событий в криминальном мире России и принимал в них самое активное участие. По словам оперативников МВД, он был одним из тех, кто формировал «большую уголовную политику». На похоронах криминального генерала на Пятницком кладбище присутствовало более трех десятков самых влиятельных преступных авторитетов, а сами похороны обошлись «братве» почти в 50 тыс. долларов. Как говорит столичная «братва» (а ей вторят и милиционеры), «со смертью Сливы кончается эпоха старых воров». (Владимир Яров, «Сегодня», апрель 2000 г .).

Ассириец Вячеслав Слива родился и вырос в Москве по соседству с «воровской» Марьиной Рощей. С юности он дружил с Вячеславом Иваньковым (Япончиком), покойными братьями Квантришвили и другими известными «авторитетами» криминального мира. В московском РУОПе того времени считали, что в криминальном мире Слива стал приобретать вес как участник банды Япончика. В 70-х годах эта бригада специализировалась на «разгонах» подпольных миллионеров (переодетые милиционерами бандиты описывали и конфисковывали их имущество), что у преступников тогда считалось «высшим пилотажем». Одновременно возрастал авторитет Сливы у ассирийцев, и со временем он стал одним из признанных лидеров ассирийской группировки. И руководил ей на протяжении как минимум трех десятков лет!

Еще когда самого слова «рэкет» не было и в помине, бойцы Сливы обирали чистильщиков обуви, которых в Москве было несколько сотен. Кроме того, через многие обувные лавки ассирийцы наладили продажу ворованных вещей и золота. Впоследствии эта группировка начала контролировать в Москве расцветающий игорный бизнес, торговлю наркотиками и ряд ресторанов кавказской кухни.

В начале 90-х Слива понял, что пора уходить в тень — он словно почувствовал грозящие ему неприятности. И действительно, в 1991 году его отправили на 12 лет за решетку за соучастие в убийстве. В 1995 году Вячеслав Слива досрочно освободился по болезни и за примерное поведение, срочно оформил загранпаспорт и выехал в Канаду по гостевой визе. Но осесть, подобно многим коллегам по криминальному бизнесу, за рубежом Сливе не удалось. В том же 1995 году в США был арестован его ближайший друг и соратник — Вячеслав Иваньков (Япончик). В его записной книжке сотрудники ФБР обнаружили рифмованную запись «Слава-Слива» и канадский телефон. Оперативные материалы были переданы в канадскую королевскую конную полицию и эмиграционные службы, те отправили запрос в МВД России и, получив ответ, приняли решение о депортации Вячеслава Сливы. Одна из причин высылки Сливы из Канады — обман иммиграционных властей: Слива не сообщил в анкете о своих судимостях, зато указал имя несуществующей жены.

В начале июля 1997 года Слива вернулся на родину и прямо в аэропорту «Шереметьево-2» был встречен оперативниками ГУБОП. Его доставили в офис на Садовом и там порекомендовали «не хулиганить», предупредив, что каждый его шаг будет под контролем. Слива внял предупреждениям и стал контролировать свой криминальный бизнес исключительно через доверенных лиц, а сам постоянно менял места жительства, практически не появляясь в своей квартире на Краснобогатырской улице, где был прописан.

По данным МВД, Слива умер от саркомы мозга, т.е. своей смертью…

Но вернемся к канадской части истории жизни Сливы.

В конце 1995 года канадская полиция по «наводке» ФБР США и МВД РФ начала негласное расследование его деятельности. Тогда же появились данные о том, что два видных российских «авторитета» заказали убийство Сливы. Эта информация подкреплялась прокатившимися по Москве в 1995-1997 годах убийствами ассирийских лидеров. Жертвами разборок стали, в частности, два племянника Сливы: «вор в законе» Эдуард Хачатуров (Крыса) и фактический владелец казино Golden Palace Давид Хачатуров. По словам инспектора канадской полиции Джона Нили, Слива стал «одной из наиболее могущественных русских криминальных фигур, орудующих в Канаде». В канадской полиции считают, что он пытался подчинить себе всех русскоязычных бандитов в этой стране, используя связи с обосновавшимся в США Япончиком. Кроме того, полиция сделала вывод, что уехать из России Сливу заставила не только опасность для жизни, но и необходимость налаживать партнерство с международными преступными сообществами. В итоге власти Канады решили избавиться от Сливы.

18-го июля 1997-го года Сливу арестовали, и уже через четыре дня, закованный по рукам и ногам в кандалы, он предстал перед иммиграционным судом в Торонто. Суд решил немедленно отправить его домой.

Но пленки с голосом Сливы остались. В фильм MAFIA POWER PLAY вошли далеко не все записи, сделанные когда-то Редом Кингом. Ведь моего приятеля Нила Догерти интересовала лишь история о том, как «русские мафизи крышуют» хоккеистов из России, зарабатывающих в Канаде и США огромные по тем временам гонорары.

А Слива обсуждал и решал не только эти проблемы. Интересовался он и металлургией…

Канадская конная полиция отмечала, что Слива вместе с российским бизнесменом Михаилом Черным («р.1952-01-16, кличка Черный») «занимается сделками с металлами». В непосредственной близости от этих сделок были замечены и «бизнес-партнеры» Черного – лидеры «Измайловской ОПГ» Антон Малевский и «вор в законе» Сергей Аксенов («Аксен»), криминальный авторитеты из Ташкента Салим Киргизбаевич Абдувалиев и Бахтиер Элиев. Партнер Михаила Черного в США Арик Кислин также фигурирует в докладах спецслужб, в том числе, известно, что им интересовалось и до сих пор интересуется ФБР США. Интересно, что имя Арика впервые попалось на глаза агентов этого ведомства в январе 1994-го года, когда телефонный номер этого персонажа полицейские обнаружили в записной книжке российского боксера и, как утверждает ФБР, «гангстера» Олега Каратаева, чей труп был той зимой найден на Брайтон-Бич.

Веселая компания «металлургов» подбирается, правда?

В докладах спецслужб Арику Кислину отводится особое место. Ведь именно он стоит за компанией Blonde Management, которая год от года фигурирует в аналитических справках, посвященных истории «русской мафии» в США. Михаил Черной, конечно, может поспорить с тем фактом, что он вкладывал в эту фирму огромные средства и управлял ее доходами, но, боюсь, аналитик ФБР Джейн Вавруска с ним не согласится…

Более того, ФБР утверждает, что Blonde Management была вовлечена вместе с компаниями Newtel Company Inc., MGK International и High Tech International в отмывание миллионов долларов из России.

Эта история хорошо известна следователям СК МВД РФ. Уголовное дело №81659 по факту мошенничества (ст. 93 прим. УК РФ) фирмой «Ньютел» было заведено в 1992-ом году следователем СК МВД РФ Сергеем Глушенковым. В розыск были объявлены руководители этой компании – некие Портнов, Карагозский и Лев Брескин. Все трое скрывались в США. Портнов приехал в Россию, где и был арестован. Сейчас его уже нет в живых. Но это и не важно – ведь это уголовное дело следователь Глушенков давно закрыл! Как и дела о фальшивых авизо, в которых фигурировал Михаил Черной.

Вот такая у нас история российской металлургии. Одни «черный пятна». А кто же в то время решал судьбу алюминиевой отрасли страны? Приведу лишь несколько фамилий — криминальный авторитет Виктор Айрапетов, кличка «Рязанец» (убит в 95-ом году), воры в законе «Рустик», Захарий Калашов и многие другие.

Это надо слышать! Как российские «крестные отцы» обсуждают толлинг, делятся рецептами изготовления алюминия, решают проблемы с поставками глинозема. Такова история российского бизнеса начала 90-х годов. Кто-то скажет, что это действительно уже история. Неправда.

Почти все «металлурги», чьи имена старательно записывал в свой блокнот офицер Реджинальд Кинг, живы и здоровы. Кто-то из них сегодня в Москве, кто-то — в Израиле. Кстати, прелести Земли обетованной российские жулики обсуждали в своих телефонных переговорах с особым восторгом – мол, в Израиле можно творить все, что вздумается. Оттуда не вышлют, там не арестуют. Смотрите – ведь и этот наш «кореш» там, и вот этот!

Неужели MAFIA POWER PLAY продолжается? Неужели они действительно до сих пор «играют в большинстве».

Разговор 1. «Глинозем».
Слива — … Да, тут я чуть не забыл, мне тут звонили, предложили, знаешь что? Вот я тут записал, первый раз это вижу, а оказывается что эта вещь, связана с металлом, вот эта, смотри чего написано… гли-но-зем…
Леня – Глинозем?
С. – Да. Тебе ни о чем не говорит?
Л. — Нет…
С. – Это…хотят в Красноярск. Это что-то из этого глинозема, это что-то с металлом тоже связано …
Л. – Я узнаю сегодня…
С. – И они 60% отдают… Дед блюдет в Красноярске, а 40 – тебе. Как говорят – о..тельные бабки…
Л. – Да? Хорошо, я узнаю, Слав…
С. – Узнаешь? Запиши…
Л. – Я уже запомнил, Слав. Глинозем – глина и зёма, это легко запомнить… Ты вот еще Слав, я на утро откладываю все дела, еду к ним, и хочу выяснить, где что стоит…
С. – Да, счастливо тебе…
Л. – Все, утром созваниваемся, или я тебе наберу, или ты мне наберешь… Все, обнимаю, Слав…
С. – Давай, Лень…

Читайте также:  Варенье из баклажан и слив

Разговор 2. «Завод».
С. – Это очень тяжело, наверное, я те клянусь… И я не знаю, что это такое…
Л. – А я тебе щас скажу, Слав, смотри… там просто встретил бы человека, это, директора завода, и все, больше ничего не надо… Там тянуть не надо… Смотри, внимательно запоминай… С двух тонн глинозема, с двух тонн, получается одна тонна алюминия…
С. – А-а-а… все понял…
Л. – Понял, да? Нам надо только чтобы они разместили на заводе их, наше сырье, и все… Поставка наша, ё-мое… И все…
С. – Слушай… по этому поводу есть хороший завод…
Л. – Металлургический что ль?
С. – Да-да, перерабатывающий комбинат… Там может быть быстрее туда выйти…
Л.- Ну ты поговори с Дедом, там может у Деда есть дорога, там хороший воздух поднимем, Слав…
С. – Я ж говорил, видишь, клянусь тебе… А он говорит – а что это такое? Я говорю – это удобрение какое-то там, туда-сюда…
Л. – Да это не удобрение, Слав, ты че… Это грязная порода, где содержится алюминий. Я специально весь день изучал, сидел, понимаешь… и, смотри, там человек 60% дохода оставляет нам, 40% оставляет себе…
С. – Понял, понял…
Л. — Ты понимаешь… И деньги огромные там, Слав, там деньги не большие, а огромные деньги … И речь там шла о Братске, о Красноярске, о каком-то Соликамске, а в Красноярске Бык может решать ситуацию… Все исходят из того, что он там Антону зубы показал… И очень здорово…
С. – Они ж друзья были…
Л. – Да они не всегда так… Они же сначала друзья, а потом убивают друг друга, в речке топят, понимаешь….

Разговор 3. «Контракт».
В. – Але, Славик, здравствуй!
С. – Здорово, Володь…
В. — С праздником!
С. – Тебя тоже, родной…
В. – Я звоню насчет того что ты сказал, чтобы ты мне дал координаты, и что там делать.
С. – Слушай, тебе не звонил Витька-Рязанец?
В. – Мне нет.
С. – Я дал ему твой телефон по этому… по Кустанаю…
В. – Я во вторник вылетаю туда.
С. – У него интересная программа, это, с металлом…
В. –Я еду, понимаешь, надо там это, контракт заключить, это нормальное дело…
С. – Ну так ты все брось и только этим занимайся, не лезь никуда… Потому что знаешь, как сейчас…
В. – Да-да…

Разговор 4. «Визы и паспорта».
С. — А хочешь, я тебе факс, ты мне в Израиле куда скажи, адрес дашь, факс куда сбросить… с понтом, знаешь, едешь по работе… вот документы, вот все… на три дня на четыре…
Н. – Ну вот, все у меня классно …
С. – Ну и все… А «справилы» мне сейчас предложили израильские, за 35 понял, да…
Н. – Да нет, слушай, какие за 35, когда за три рубля сейчас делают… Самое простое, вообще, просто приехать и брак сделать, да… Нафиг платить 35, ты что.. А потом тебя как шлепнут, ты засвеченный по имени, а там все они, завтра как начнут ковырять… Так нельзя делать, нельзя делать там, где все… Понимаешь…
С. – Все правильно, да…
Н. – Правильно? Мне предлагали, знаешь, за трешку.. Крыса твой предлагал!
С. – Да это давно уже…
Н. — Года полтора назад… За трешку… А сейчас уже тридцать пять… Совсем они уже… Но, хотя, оно этого стоит…

Разговор 5. «Израиль».
С. – В Израиле несладко жить?
Н. — Тут вот чем хорошо, Слав, тут полтора миллиона русских живут, которые эмигрировали, это та страна где ты, например, экономические преступления делаешь, они не выдают, украл деньги, нахально, как бы ни было, в Израиле загасился, они говорят – мы не выдаем…
С. – Ну вот это единственное хорошо…
Н. – А так …. можно, телок море там, шалав, еврейчики – они, знаешь, слабенькие на передок… Деньги любят они … Он взял себе хату, я не был ни разу, не видел… Щас там тянет вся эта карусель, понаехали, там…Антон, тот, Лучок, еще понаедут там… Ну я поеду, посмотрю… слишком нельзя отпускать, понимаешь… тут они нахлобучивают. На хвосте сидят сильно, Мишка, Мишка, сильно, да…
С. – Ну это кто-то его натырил…
Н. – Его.. это нахально…
С. — Нахально, а вы не договариваете…
Н. – Я – нет, я-то … все равно пасу…
С. – А это-то говорит?
Н. – Ничего он не говорит, но они же не знаю что… но все равно, я говорю – ты его знал, ты дружил с … царствие ему небесное, ты, говорю, смотри, потом трудно будет – держи дистанцию… он же тебе ни на столько будет…
С. – А тот тоже себе хату взял, да?
Н. – Тот нет, тот все ксиву все себе делает… это самое…брат… подожди секунду… ну вот это, и все так, Вот Антон снимает там, тот купил хату…
С. – Антон, да?
Н. – Да, и от него какой-то особняк там, живет в нем, ну виллу, виллу.
С. – Хорошую, да?
Н. – Ну кто его знает? Воздух канает каждый день… Да у них-то что, все по зеленой там…
С. – Ну и нам бы… крутить бы…
Н. – Ну и там, хотя бы как-то подумать… все равно там, туда возвращаться не стоит… где-то надо здесь пару лет общаково собрать… что-то сделать, понимаешь… Это нельзя надеяться на Россию, она сегодня есть, завтра нас забыли на. вообще…
С. – Сто процентов…
Н. – Поэтому хорошо, сейчас если бы хоть двадцаточка каждый месяц падала, живи себе… без лаве сколько нам жить-то.. правильно?
С. – Ну это можно придумать что-нибудь…
Н.- Надо думать, это делать надо…
С. – Ну ты подъедешь, посмотришь…

Разговор 6. «Братья Черные».
С. – Алло?
В. – Слав!
С. – А? Я только вошел, Виталик…
В. – А я тебе звоню… А твой телефон вообще не отвечает, переносной, я тебе звоню…
С. – Да ты что?
В. – Слушай, ну, дозвонился я вчера этому пассажиру… с Владиком там… Ну правильно ты все сказал, глинозем… Это сырье для алюминия, все правильно ты сказал.
С. – Ну и что?
В. – Очень интересно, там на одном заводе, что ты сказал, там работают два брата Черных, Черных…
С. – Да знаю я…
В. – Ты знаешь их?
С. — Знаю!
В. — Если они мешать не будут… Но он говорит, что они не отдадут это так…
С. – А они не отдадут?
В. – Нет! Если найдем с ними концы, к ним, то он с удовольствием поедет и займется этим…
С. – А тогда выслушай сюда…
В. – Да!
С. – Мы будем завтра с ним встретиться?
В. – Да…
С. — И мы тогда его пошлем туда… В Америку…
В. – Он говорит, с удовольствием поеду, только это… там на таком уровне все будет… это офигительно хорошая фигня…
С. — Я тебе как сказал, мне люди сказали, Виталь, да мне от фонаря… мне какая разница… Мне люди сказали – «мы даже готовы 60 отдавать…»
В. – Правильно, позвоним отсюда на завод… прежде, чем он поедет…
С. – Не, не так мы сделаем… Мы вот что сделаем – мы с ним поговорим… Потом что, я позвоню Славке… Славка с ним встретится, Славка будет с Черными базарить… Понял?
В. – ОК…
С. — Почему, потому что они работают… это… с «измайловскими»…
В. – Да, я пробил это, да, они с «измайловскими» работают…
С. – Да, это… хочешь – через Тайванца позвони, может Алик там Антону скажет… Понимаешь? Он с ними вроде нормально… Но я сам тоже с ними неплохо, но понимаешь… Я могу позвонить…
В. – Да, но мы же не можем у них отнимать это…
С. – Вот это правильно… Мы сейчас это… И с Германией… поговорим с этим парнем… поговорим с Германией… Насколько что, чего, заинтересует… Надо ведь их тоже заинтересовать людей…
В. — Конечно…
С. – Понимаешь? Значит что, мы завтра созваниваемся, и ты меня к нему ведешь, я ему это вываливаю все, и пусть он дальше занимается… Все… Давай, браток!
В. –Я тебе утром завтра позвоню напрямую, давай, пока!

Необходимые примечания:
С – Слива.
Миша – Михаил Черной.
Дед – Вячеслав Иваньков, «Япончик».
Антон – Антон Малевский.
Бык – Анатолий Быков.
Н – неизвестный.
«Израильские справилы» — израильские паспорта.

Источник