Что можно сделать из ведра

Что можно сделать из ведра

Старое ведро

Ox, да и тоскливо же бывшему фронтовику бродить по Картунскому бору. Какая-то земля здесь такая, что восемнадцатый год сохраняются, лишь чуть обвалились, не то что полосы траншей, не то что огневые позиции пушек – но отдельная стрелковая ячейка маленькая, где неведомый Иван хоронил своё большое тело в измызганной короткой шинельке. Брёвна с блиндажных перекрытий за эти годы, конечно, растащили, а ямы остались ясные.

Хоть в этом самом бору я не воевал, а – рядом, в таком же. Хожу от блиндажа к блиндажу, соображаю, где что могло быть. И вдруг у одного блиндажа, у выхода, наталкиваюсь на старое, восемнадцать лет лежалое, а и до тех восемнадцати уже отслужившее ведро.

Оно уж тогда было худое, в первую военную зиму. Может, из деревни сгоревшей подхватил его сообразительный солдатик да стенки ко дну ещё на конус смял и приладил его переходом от жестяной печки в трубу. Вот в этом самом блиндаже в ту тревожную зиму, дней девяносто, а может сто пятьдесят, когда фронт тут остановился, гнало худое ведро через себя дым. Оно накалялось шибко, от него руки грели, от него прикуривать можно было, и хлеб близ него подрумянивали.

Поделки для сада из майонезных ведерок своими руками: интересные идеи

Сколько дыму через себя ведро пропустило – столько и мыслей невысказанных, писем ненаписанных – от людей, уже, может быть, покойных давно.

А потом как-нибудь утром, при весёлом солнышке, боевой порядок меняли, блиндаж бросали, командир торопил свою команду – «ну! ну!» – ординарец печку порушил, втиснул её всю на машину, и колена все, а худому ведру места не нашлось. «Брось ты его, заразу! – старшина крикнул. – Там другое найдёшь!» Ехать было далеко, да и дело уж к весне поворачивало, постоял ординарец с худым ведром, вздохнул – и опустил его у входа.

И все засмеялись.

С тех пор и брёвна с блиндажа содрали, и нары изнутри, и столик – а худое верное ведро так и осталось у своего блиндажа.

Стою над ним, нахлынуло. Ребята чистые, друзья фронтовые! Чем были живы мы и на что надеялись, и самая дружба наша бескорыстная – прошло всё дымом, и никогда уж больше не служить этому ржавому, забытому…

© RuTLib.com 2015-2016

Войти с помощью соц. сетей:

Что можно сделать из старых ведёр

«Дырявое ведро»

Прежде чем Джейсон успел что-то добавить, дракон бесшумно скрылся, оставив после себя тепло и запах горячего металла. Хранитель Врат с минуту постоял, размышляя, был ли он достаточно вежлив и все ли сделал правильно. Впрочем, это выяснится само собой в конце концов. Только так иногда удается оценить правильность своих поступков. Он убрал кристаллы и вдруг почувствовал боль в шраме. Он погладил его и взглянул на небо, которое закрыла черная туча, не желавшая пропускать первые лучи солнца.

Вой раздался откуда-то сверху и повис в воздухе, словно вопрос. Ему тут же ответил второй острый, пронзительный вой. Они ринулись с облаков, приближались, неслись в долину… Один, три, пять, семь, целая стая волкошакалов. Серебристые и с черным мехом твари с горящими зелеными глазами кружили вокруг Академии, принюхиваясь и жадно поглощая оставшиеся следы Магического огня, который еще недавно бушевал здесь.

«Как сказал бы Томас: они пьют Хаос», — подумал Джейсон. Он неподвижно стоял и смотрел на них, шрам на руке продолжал болезненно пульсировать. Волкошакалы не обращали на мальчика почти никакого внимания, кроме одного огромного зверя. Этот задержался, взглянул на юного Мага и оскалил большие белые клыки; ничего нельзя было прочесть на его морде. Через несколько секунд, возможно, опознав Джейсона по виду или запаху, или по шраму, зверь последовал за остальными своими собратьями. Волкошакалы сделали еще круг вокруг Академии, и вся стая исчезла в лесу, как никогда похожая на обычных волков.

Прошла минута, и боль в шраме исчезла. Лишь тогда Джейсон направился к зданию. Трент уже спал, укрывшись с головой. Джейсон прилег на свою кровать, достал бледно-лиловый кристалл Серого Грегори и уставился на него.

Камень был из мира, где, видимо, обитали волкошакалы. Иногда в кристалле появлялся едва различимый образ старого Мага. Сейчас этот кристалл принадлежал Джейсону и в то же время не принадлежал. Юный Маг полагал, что камень попал к нему не случайно. Скорее всего, только он может его передать. Но куда и кому? Никто не претендовал на кристалл. Как он был связан с волкошакалами? Может, Серый Грегори был заброшен в их мир после Магической катастрофы? Или он ушел туда намеренно, и оставил камень как ключ? Может, Серый Грегори был еще и Хранителем Врат, а Джейсон сохранил этот дар?

Глаза Джейсона привыкли к темноте комнаты, но он рассматривал кристалл скорее своим мысленным взором. Это был абсолютно прозрачный камень в отличие от его собственного кристалла. Джейсон мог заглядывать в него и смотреть сквозь него. Неоднократно он видел в нем Серого Грегори, но тот никак на мальчика не реагировал. И Джейсон не был уверен, что Маг жив, хотя не мог знать наверняка. Джейсон знал лишь одно: Грегори не оказался запертым в своем кристалле.

Кристалл в руке Джейсона потеплел. Это обычная реакция всех настоящих кристаллов, словно в них теплилась собственная жизнь. Гэйвен говорил, что кристаллы хранят в себе энергию, которой их зарядили. Возможно, это была энергия старого Мага, а может, и что-то другое. Джейсон потер кристалл, ощутил легкую вибрацию. Тогда он решил снова потереть. Чем больше Джейсон его тер, тем больше камень вибрировал, испуская тихое жужжание.

Что-то шевельнулось внутри кристалла. Джейсон крепче сжал его. Что это — воображение или камень действительно реагирует? Мальчик всмотрелся в кристалл, пытаясь проникнуть в его глубину — не погрузиться в него, но заглянуть, чтобы его собственная энергия не заглушила ту, которая, казалось, исходила из камня.

Кристалл нагрелся, и что-то в нем щелкнуло. Джейсон взял его обеими руками, боясь, как бы тот не треснул под влиянием внутреннего напряжения. Однако этого не произошло. Вместо этого внутри кристалла появилась и стала расти белая снежинка… Через несколько мгновений в результате какой-то оптической иллюзии она превратилась в лицо человека, которого Джейсон знал под именем Серого Грегори. Комната осветилась теплым синим светом, и мальчик смог разглядеть Мага, всмотреться в его суровое, с резкими чертами, лицо. Грегори, казалось, смотрел в глаза Джейсона, в его душу, юного Мага охватила невольная дрожь. Камень жег руку, но бросать его Джейсон не собирался.

В голове Джейсона возник тихий, слабый шепот, доносился он откуда-то издалека: Я сплю, я должен спать. Если найдешь меня, не буди. Я должен выполнять обещания. Это хранит всех вас. Клятву надо сдержать.

«Что за клятва? Где, почему?» — мысленно, но громко спросил Джейсон.

Ни звука, ни какого-то ощущения! Словно этот контакт полностью истощил силы Грегори.

Тепло покинуло кристалл. Джейсон глубоко вздохнул и убрал его. Он жив! Он знал, где они находятся, и каким-то образом помогал им. Сознание этого уже ободряло. «Сказать об этом нашим или нет?»

Элеонора должна узнать. Ведь он ее отец. Она обрадуется. «Когда они освободят Элеонору, он ей скажет», — решил Джейсон.

Юный Маг заснул и пробудился, лишь когда Трент открыл ставни, и лучи солнца упали ему на лицо.

— Нет никаких сомнений, — решительно заявила Тинг. — Кристаллы определенно истощаются здесь быстрее, чем должны бы. Причем все: и те, которыми не пользуются, и те, которые всегда в работе. — Она показала рукой на кристаллы и драгоценные камни, разложенные на столе.

— И что это значит? — спросила подругу Бейли.

— Это значит, что кто-то или что-то вытягивает из них энергию. Когда мы используем свои, то создается впечатление, словно… — Тинг помедлил подбирая слова, — словно одну банку содовой пьют через соломинки сразу несколько человек. Но ведь мы никого не приглашали.

— Изабелла! — всплеснула руками Бейли.

Сидевшей у нее на плече Лейси не понравилось, что ее потревожили таким движением, и она протестующее запищала, спустилась по рукаву платья, спрыгнула на пол и убежала в гнездо в поисках покоя.

— Возможно — я точно не знаю, не могу сама определить, куда уходит Магия, — возможно, Трент сумел бы это сделать; Джейсон говорит, что он способен видеть Магию.

— У него это несколько раз получалось. Но я бы на это не рассчитывала. Эта способность у него очень непостоянная.

Как использовать старые, дырявые вёдра?

Джейсон говорит, они даже не знают, что это такое: настоящий Талант или просто случайность. — Бейли стукнула ладонью по столу, и кристаллы слегка задрожали. — Когда мы им скажем?

— Прямо сейчас. Мы не можем больше ждать. А вдруг кристаллы все разом откажут?

Бейли встала:

— Что же, придется принести им это неприятное известие.

Тинг и Бейли нашли Гэйвена снаружи, беседующего с Докром. Бродяги, строившие Академию, закончили свою работу. Девочки в нерешительности остановились, опасаясь помешать разговору, по Гэйвен ободряюще улыбнулся им. Мужчины пожали друг другу руки.

— Пусть ваши дороги будут ровными и всегда ведут к дому, — пожелал Гэйвен.

Докр просиял.

— Мы вернемся весной, — пообещал он и поклонился. — Доделаем, что не успели за этот сезон, и починим, если что сломается. Может, к тому времени у вас появятся другие проекты?

— Отлично! А вы, если в чем-то возникнет нужда зимой, обращайтесь к нам.

Докр улыбнулся.

— Мы умеем обеспечивать себя всем необходимым, научились полагаться лишь на себя. На помощь и защиту Духа мы особо не рассчитываем, — он замялся. — Из-за наших убеждений мы и стали изгоями.

— Я это знаю и уважаю ваше мнение. — Гэйвен опустил голову. — Мы тоже в таком же положении, как и вы.

Докр протестующе взмахнул рукой.

— Нет, я имел в виду другое. Вы знаете, кто мы, но, вероятно, не понимаете, почему. Дух существует, мы чувствуем его. Наши соотечественники думают, что мы не можем чувствовать его и потому отвергаем, но это не так. Мы можем чувствовать его. Поэтому мы ему не следуем. — Докр глубоко вздохнул, как бы подбирая слова и приводя свои мысли в порядок, потом дотронулся до кристалла-переводчика на поясе. — Властитель был великим человеком, но его время прошло. Теперь он должен быть в ином месте, как в свое время любой из нас, но он сопротивляется и остается здесь. Чтобы оставаться здесь, он должен постоянно ежедневно брать от каждого из нас частичку души. Я считаю, что это слишком большая плата за то, чтобы он присматривал за нами. Так что я предупреждаю тебя, Гэйвен, Дух забирает, хотя что-то и дает.

Докр соединил ладони, коснулся ими лба, низко поклонился и направился к своим соплеменникам. Заскрипели фургоны, застучали копыта; раздались голоса детей, выкрикивавших слова прощания.

Гэйвен смотрел им вслед; на его лице застыло странное выражение.

— Интересно, — наконец нарушила молчание Бейли. — Возможно, это все и объясняет.

— Что объясняет? — обернулся к ней Гэйвен.

— Мы с Тинг провели кое-какие исследования. Наши кристаллы слабеют. Иссякают. Отключаются.

— В самом деле? — удивился Гэйвен, усаживаясь на бревно у костра и помешивая остывающие угли. — Мы все устали. Я ведь учил вас: Магию вы черпаете из самих себя. Кристаллы лишь фокусируют вашу энергию, иногда сохраняют ее.

— А иногда она из них вытекает, как из дырявой трубы, — сказала Бейли.

— Что? — Гэйвен подался вперед, опершись на ветку, которую использовал как кочергу, — о чем вы говорите?

— Дело вот в чем, — начала Тинг, — мы несколько дней проверяли кристаллы. Те, которыми мы не пользуемся, теряют немного энергии, хотя и не должны. А наши постоянные кристаллы теряют энергию в четыре раза быстрее, чем раньше. Так что дело не в том, что мы используем их больше, чем обычно. Энергия вытекает сама, как вода из дырявого ведра.

— В самом деле? — Гэйвен отбросил ветку и взял жезл; кристалл в волчьей пасти был непривычно тусклым. — Мы все очень много работали. Вполне естественно, что приходится восстанавливать силы, разве нет?

— Не совсем так. Скорее это напоминает, когда свечу жгут с двух концов, — объяснила Бейли.

А Тинг тихо добавила:

— Энергией пользуется еще кто-то, помимо нас. Мы думали, что это делает Черная Рука, которая каким-то образом подключилась к нам. Однако после того, что сказал Докр, возможно и другое объяснение.

— И дело даже не в этом, — вмешалась Бейли. — Однажды мы можем обнаружить, что кристаллы не действуют. А вдруг это произойдет в самый ответственный момент! Нам нужно что-то предпринять.

Гэйвен немного помолчал, потом заговорил:

— Я учту то, что вы мне сказали. Надо обсудить это с Томасом. Может, мы сами проверим, так ли это. В любом случае, благодарю вас за предупреждение. — Гэйвен поднялся, потер свой жезл: кристалл вспыхнул и погас, и он тут же обхватил его ладонью, чтобы девочки не увидели. — Я предупрежу всех, что надо беречь энергию, пока мы не найдем выхода.

Гэйвен ушел, оставив Тинг и Бейли у догоревшего костра.

— Думаешь, он нам поверил? — засомневалась Бейли.

Тинг пожала плечами.

— И да и нет. Если мы правы, это означает новые неприятности. А у нас их сейчас и так хватает, — произнесла она с огорченным видом.

— Ничего, в конце концов, неприятности заканчиваются, и наступает счастливая полоса, — ободрила ее Бейли, поправляя носком ботинка отскочивший от костра камень.

— Ты так думаешь?

— Конечно! — убежденно воскликнула Бейли.

— Ну, тогда ладно, — вздохнула Тинг.

Во дворе послышались голоса ребят, которые спешили на утренние занятия под строгим присмотром бабушки Тинг.

Избыток световой энергии особенно губителен в первые день-два после посадки рассады, когда ее корневая система еще не достаточно прижилась и не обеспечивает влагой наземную часть растения. В этом случае выручает обычное старое ведро без дна, которым очень легко накрыть высаженные растения.

Несмотря на то, что жизнь растения невозможна без света, тем не менее, в технологии растениеводства бывают периоды, когда его нужно поменьше.

Лучистая энергия Солнца – это не только необходимый элемент фотосинтеза, но и дополнительное тепло. Избыток световой энергии особенно губителен в первые день-два после посадки рассады, когда ее корневая система еще не достаточно прижилась и не обеспечивает влагой наземную часть растения. В этом случае выручает обычное старое ведро без дна, которым очень легко накрыть высаженные растения.

Кроме того, имея вполне приличную массу и устойчивость, ведро вполне надежно защитит молоденькое и довольно еще хилое растеньице от сильного ветра, а то и от холодного припочвенного потока воздуха. Не требуя больших затрат на установку и уборку, оно является весьма мобильным инструментом. Даже при хранении большого количества (ненужных пока по технологии) ведер это не становится обременительным для земледельца, поскольку благодаря конической форме ведра легко входят друг в друга и стопка занимает мало места на участке. А если вы еще захотите сделать произведение искусства!.. Всего-то и надо – фантазию и желание красиво жить.

Многие земледельцы используют такие защитные конструкции из ведер при посадке рассады томатов, капусты и перцев. Я использую этот народный опыт также и для рассады цветов (астры, хризантемы), декоративных растений (амарант). Сравнительные посадки блестяще показали эффективность этого неказистого инструмента. Осенью расставляю отслужившие свое основное хозяйственное назначение вещи для снегозадержания на посадках чеснока.

Есть еще один, весьма необычный способ использования ведра без дна – в качестве контейнера при выращивании саженцев многолетних растений. Для нас в подавляющем большинстве является привычным, когда коническая емкость, сужающаяся книзу, используется для выращивания растений. Достаточно взглянуть на обычные цветочные горшки. Когда растение не пересаживается, такая конструкция имеет право на существование наряду с другими конструкциями и успешно решает свою задачу. Но как только возникает необходимость пересадки в грунт или в большую емкость, вопрос сохранности земляного кома, а вместе с ним и корневой системы так и остается вопросом.

Но ведь можно воспользоваться ведром (ведерком или цветочным горшком) без дна, развернув его бывшей донной частью вверх. Снизу этой конструкции делается легко отделяемая сетка из проволоки, поверх сетки размещается временное донышко из достаточно легко гниющего материала (картона в один или несколько слоев, фанеры) со сроком службы, достаточным для подращивания растения. Как только настает период пересадки, вы опускаете всю конструкцию в посадочную яму, отделяете сетку от ведра, а ведро просто поднимаете вверх. При этом не придется даже переворачивать растение, чтобы воспользоваться силой тяготения Земли для изъятия кома почвы с корнями. В зависимости от обстоятельств вы можете вынуть проволоку из посадочной ямы, изымая каждую нить в отдельности, либо оставить ее там, поскольку существенного препятствия для развития корней редкая сетка не представляет. Ну а донышко из картона или фанеры перегниет само и выполнит свою миссию пополнения органики в почву.

Виктор Данилов.

СОВЕТЫ БЫВАЛЫХ

А мы донышко у ведерка переплетаем проволочкой и собираем в него картошечку.

Что можно сделать со старым ведром

Удобно: лишняя земля высыпается, перебирать приходится почти чистую картошку. А еще весной мы в это ведро кладем посевной материал и погружаем его в питательный раствор микроэлементов. Окунул, подержал, вытащил, немного подождал, когда раствор стечет – всё! Можете обработанную картошку ставить на проращивание.

Светлана. "Хозяин" № 3 (253) 2014 г.

Просмотров: 2385

admin